Шахматы – это наука, искусство и спорт

VkontakteFacebookTwittergoogleRedditDeliciousTechnoratiLiveJournalYandexMyMailBobrDobrMemori

Интервью МГ Д. Джакаева для RiaDagestan.ru

Дагестан по праву можно считать шахматной республикой. Сегодня у нас в республике много талантливых ценителей этой игры. Не случаен  и тот факт, что руководителем подразделения Российской шахматной Федерации в СКФО выбрали именно нашего земляка, международного гроссмейстера, депутата городского Собрания Махачкалы Джакая Джакаева. О развитии шахмат в Дагестане  и не только Джакай Джакаев рассказал в интервью корреспонденту РИА «Дагестан».

 

 Джакай Абакарович, расскажите, есть ли у шахмат Дагестана свои славные традиции?

– Нельзя сказать, что в Дагестане нет своих шахматных традиций, своей истории. Были шахматисты, которые олицетворяли собой целую эпоху развития шахмат в республике. В Дагестане всегда было и есть на кого равняться, существует своя преемственность поколений. На сегодняшний день в республике три мастера спорта. Это такие выдающиеся шахматисты, как Магомед Балятинов, Руслан Гусейнов, Александр Волжин. И если говорить об СКФО, то здесь мы нынче находимся в лидерах наряду со ставропольскими шахматистами.

 Когда начиналась Ваша шахматная карьера? Кто был Вашим первым тренером?

– Шахматами я начал заниматься в возрасте 8 лет. Первым моим тренером был Кадыр Исмаилов, преподававший уроки физики и шахмат в одной из школ Махачкалы. К сожалению, несколько лет назад он ушел из жизни. Я учился в специальном шахматном классе, который существовал тогда в 39 школе. Нам давали по два шахматных урока в неделю. Уже тогда наш класс прославил республику, заняв первое место на юге России и третье место в России среди всех общеобразовательных школ страны. В настоящее время моим старшим наставником остается Руслан Гусейнов, с которым мы тренируем юных шахматистов.

 Поделитесь с нами эмоциями о самой яркой победе. Какую роль она сыграла в Вашей жизни?

– Трудно выделить какую-то отдельную партию, тем не менее, несколько партий в моей жизни все-таки были запоминающимися. Это была партия на турнире в Будапеште, когда я выполнял последний балл международного гроссмейстера. Встречался я с венгерским международным мастером. Мне удалось провести с ним партию на хорошем уровне, воспользоваться его небольшой ошибкой. Был также турнир в Линаресе, что в Испании. Тогда я обыграл очень сильного гроссмейстера из России, который и сейчас занимает  высокое место в мировой шахматной классификации и входит в двадцатку самых сильных шахматистов России. Не могу забыть и партию на международном турнире в Москве в 2004 году с международным мастером из Армении. Он шел на первом месте, я отставал от него на пол очка. Тогда  удалось его обыграть, и через одну игру я стал победителем этого турнира.

 Есть ли у гроссмейстеров специальный режим?

– На самом деле шахматисты в большинстве своем как совы, поздно ложатся и поздно встают. Я думаю, что каждый шахматист сам устанавливает для себя свой режим. Если шахматист профессиональный, если он играет на высоком уровне, входит в первую сотню лучших, то, конечно, такой шахматист не только придерживается какого-то особого режима, но и будет постоянно держать себя в хорошей физической форме. Игра в шахматы отнимает много энергии, сил, необходимо восстанавливаться к следующим играм, поэтому в этом смысле режим, конечно же, нужен.

 Вы не только профессиональный шахматист, но и опытный тренер. Как Вам удается сочетать эти два серьезных направления?

– Выбор в пользу тренерской работы перед активной практической игрой я сделал достаточно давно, в 2005-2006 годах, поскольку поставил перед собой задачу стать международным гроссмейстером. Став гроссмейстером, я решил сосредоточиться на тренерской и организаторской работе. А играть, конечно же, я буду, поскольку надо поддерживать свой уровень. Я уже официально девятый год тренирую, нравится передавать свой опыт, быть нужным своим ученикам. К тому же с 2011 года у нас в Махачкале функционирует шахматная школа, которая носит мое имя. В ней мы вместе с ведущими шахматистами республики обучаем искусству шахмат детей и взрослых без ограничений в возрасте.

 А что является главным в тренерской работе? Возможно, есть особые правила и методики преподавания, которые Вы используете, или достаточно быть сильным шахматистом?

– Главное, наверное, привить своему ученику любовь к шахматам, показать ему красивые стороны этой игры. Если удастся привить эту любовь юному шахматисту, тогда можно достичь хороших результатов. Специальные методики преподавания, конечно же, существуют, мы сами на них учились и внедряем их сегодня на практике. Это и разбор партий, их анализ, решение комбинаций легких и сложных партий и многое другое.

 Есть ли среди Ваших учеников те, кем можно по-настоящему гордиться сегодня?

– Почти за 10 лет моей тренерской деятельности, конечно же, были достойные результаты. Я не говорю о  победах на чемпионатах республики и ЮФО, первенствах СКФО. К примеру, моя ученица Ума Дибирова в 2008 году впервые в истории шахмат Дагестана выиграла Кубок Европы среди школьниц до 14 и 15 лет, который проходил в Греции. Среди моих учеников немало кандидатов в мастера спорта, которые побеждали на различных турнирах у нас в республике и СКФО. Сейчас у нас появилась такая маленькая звездочка, как Джохар Шайхалиев. Он занимается у меня полтора года. За это время он становился победителем и призером многих республиканских и всероссийских турниров. Недавно мы вернулись с ним с первенства мира в Словении. Играл он в категории до 8 лет. Ему удалось набрать 7 баллов из 11, которые позволили ему занять 18 место среди 130 участников. Конечно же, это не предел его возможностей и будь у него чуть больше опыта, он мог бы занять место в районе первой шестерки. Но результат его вполне можно считать достойным, учитывая его юный возраст. У нас также много других талантливых ребят, которые уже сегодня показывают хорошие результаты.

 Как Вы думаете, шахматы это все-таки спорт или в какой-то мере искусство?

– Я думаю, что шахматы – это и наука, и искусство, и спорт. Нельзя называть шахматы однозначно спортом, искусством или наукой. Научная составляющая этой игры состоит в том, что шахматы, сколько ни существовали бы, по-прежнему поражают своей неизведанностью. В шахматах существует миллиардное количество вариантов – и невозможно все разобрать. Поэтому здесь присутствует постоянный элемент познавания, всегда можно открыть какой-то новый ход. Почему искусство? Да просто те, кто разбирается в шахматах, понимают, как много в них прекрасного и красивого. Можно получить эстетическое удовольствие, наблюдая за игрой какого-нибудь выдающегося профессионала. Человеку может понравиться какой-то его нестандартный ход или же комбинация. Все атрибуты спорта в шахматах также присутствуют. Это и принцип соревнований, определяются победители, есть титулы, звания. Единственное, здесь, конечно, играет роль не сила и реакция, скажем, а интеллект человека. Но чтобы интеллект заработал в полной мере, необходимо, чтобы за доской был действительно спортсмен.

www.riadagestan.ru

: